metanymous (metanymous) wrote in modeling_belt,
metanymous
metanymous
modeling_belt

Categories:

Общая Семантика и заслуги Коржибского (2)

Оригинал взят у vseslavrus в Общая Семантика и заслуги Коржибского (2)
Продолжаю публикацию перевода (в один пост не влезло:)). Оригинал - в блоге НЛП-Практика.
***

17. Воспроизводимость знания [The circularity of knowledge] (спиральный-характер-во-«времени»). Коржибский заметил, что наши наиболее «абстрактные» формулировки на самом деле описывают невербальные [бессловесные] процессы\события [вне нашей нервной системы], и то, как мы их описываем словами в некоторый момент, как мы говорим сами с собой, посредством механизмов нервной обратной связи, в общем и целом определяет то, как мы впоследствии будем вербально абстрагировать [abstract-formulate]: здоровым путем, если наше абстрагирование открыто, не-финалистично (не-абсолютично); патологическим путем, если нет.

[В данном случае Роберт Пула превзошел себя. По-английски-то сложно, а по-русски и вовсе коряво получилось. Как я понимаю из контекста: посредством какого паттерна (экстенсионально, опираясь на «факты» - «здоровый путь» \ интенсионально, опираясь на слова и обобщения - «патологический путь») человек оценивает процессы, происходящие во внешнем мире, не относящиеся к нему, посредством того же паттерна он будет оценивать и события, которые бросают ему, этому человеку, вызовы окружающей среды \ своего организма. Можно сравнить с интериоризацией мета-моделирования. Привык метамоделировать все вокруг — собственные ментальные процессы будут уже на определенном уровне отметамоделированы. Используешь в речи и выводах нарушения метамодели — будь готов обнаруживать таковые и у себя в ментальных процессах. - vseslavrus]

18. Электро-коллоидные (макро-молекулярно-биологические) и связанные процессы. Коржибский делал акцент на осознавании этих процессов как фундаментальных для понимания нейро-лингвистических систем \ организмов.

19. Не-элементализм, применяемый к человеческому организму-как-единому-целому-в-окружающей-среде. Некоторые из предшественников Коржибского, изучавшие язык и человеческие ошибки, могли указывать на то, что он окрестил «элементализмом» (разделение на словах того, что нельзя разделить эмпирически), называя это лингвистической привычкой у человека, но ни один из предшественников, которые мне известны, не занимал стольпринципиальную позицию против элементализма и не рекомендовал заменять его привычкой к не-элементализму.  Коржибский первым начал настаивать со всей неотложностью, что применение не-элементалистских процедур и употребление терминов пойдет на пользу практикующим их людям (включая ученых).

20. Расширение логик (во множественном числе) как подгрупп не-аристотелевой системы оценивания, включая ограниченную полезность (но все же полезность) аристотелевой логики.

21. Эпистемология, занимающая центральное место в нейро-лингвистических, нейро-семантических вопросах.Основываясь на данных неврологии своего времени, Коржибский утвердил эпистемологию (учение о том, как мы знаем то, что, по нашим словам, мы знаем) как непременное условие для любой устойчивой системы, на основании которой организуются наши взаимодействия с нашими детьми, студентами, друзьями, любимыми, начальниками, деревьями, животными, правительствами - «вселенной». Осознание абстрагирования составляет прикладнуюэпистемологию: общую семантику.

22. Признание и формулирование экстенсиональной и интенсиональной ориентаций как ориентаций. Здесь мы наблюдаем Коржибского в апогее его диагностических и прогностических способностей. Понимая, что эпистемологически-оценочный стиль, привычный способ человека оценивать определяет ход его жизни, он рекомендует принять экстенсиональную ориентацию, с ее опорой на «факты». Если человек чрезмерно доверяется вербальным конструктам, определениям, формулам, «общепринятым взглядам», и др., такой человек может быть загнан в ловушку этих априорных решений, и не быть способным соответствующе реагировать на новые данные от не-вербального (еще-не-вербализованного), еще-не-предвосхищенного мира. По определению, экстенсиональноориентированный человек, оставаясь настолько же способным выражать свои мысли, как и его\ее окружающие люди, привык быть открытым для новых данных, привычно может сказать: «Я не знаю; давай посмотрим.» В помощь тем, кто движется в направлении этой новой, более здоровой ориентации, Коржибский сформулировал «экстенсиональные приемы», которые объяснил во Введении ко Второму изданию в настоящей книге.

23. Нейро-лингвистические и нейро-семантические факторы в применении к психотерапевтическим процедурам и профилактике психо-логических проблем.

24. Математика. Использование Коржибским математических формулировок и математической точки зренияоценивается как один из наиболее дерзких его вкладов.

25. Наука и математика как человеческие поведения. Возможно, демонстрируя некоторое влияние идей Коржибского (многие из которых, так получилось, «витают в воздухе»), все больше и больше авторов, которые пишут на темы науки и математики, обращаются к человеку, который делает науку и\или математику. Но, кажется, Коржибский первый, в той степени, в который он это сделал, указал на понимание этих человеческих поведений как необходимых предпосылок или сопутствующих обстоятельств для полного понимания науки и математики как таковых. Как заметил Gaston Bachelard,

Психологические и даже физиологические условия не-аристотелевой логики были решительно представлены в великой работе графа Альфреда Коржибского, Наука и психическое здоровье.

26. Ограничение субъектно-предикатных языков (режимов репрезентации), когда их используют без осознанности абстрагирования. Этой центральной теме посвящается вся книга целиком.

27. Коржибский указывал на относительную «неизменность перед трансформацией». Он также указывал, чтобы не путали неизменность отношений и «неизменность» процессов.

28. Общая неопределенность (все утверждения действительны с разной степенью вероятности) как неизбежная производная коржибскианского абстрагирования, не-отождествления и т. д. Коржибский, еще проживая в Польше, предвосхитил и превзошел формулировку Гейзенберговой (ограниченной) неопределенности, сделанную в середине 1920-х гг.

29. Различение механизма и машин-изма. Этот пункт может оказаться слишком простым, чтобы причислять его к «оригинальным», или даже основным. Однако, упомянуть его критически необходимо, поскольку он указывает на приверженность Коржибского к поискам того, как нечто работает, в противовес неясным, «духовным» объяснениям.

Коржибский и некоторые его последователи из Института, которые преподавали коржибскианскую общую семантику, иногда сталкивались с этим сопротивлением: «Я не машина!» Люди, воспитанные во множестве «интеллектуальных», в разной степени «мистических» системах \ традициях, которые они приносят с собой на семинары, часто реагируют так, словно они боятся потерять свою «человечность» от того что их просят рассмотреть те механизмы, которые лежат в основе или составляют их функционирование. Коржибский всячески старался объяснить, что механизм не следует путать с «машин-измом». Его обеспокоенность исследованиями на этом уровне была всеохватывающей и центральной для его подхода.

30. «Бесконечно»-значимое оценивание и семантические научные методы (не «содержание» науки или непрофессиональное поведение ученых в конкретный период времени) как методы достижения психического здоровья. Отсюда и заголовок его книги. Общесемантики обязаны оценивать, анализировать, критиковать и иногда отвергать продукты «науки» от определенной указанной даты. Это подход научный, а не наукообразный.

31. Предсказуемость как главная мера ценности эпистемологической формулировки. Коржибский никоим образом не был «анти-эстетом». Он чутко воспринимал музыку (и был ее знатоком), женат на портретистке, читал литературу (любимым автором его был Conrad), включая поэзию, и даже любил расслабиться за чтением детектива. Но он настаивал, что для решения жизненных вопросов, красоты, интеллектуальности или просто последовательности в поступках (логической связности и т. д.) было недостаточно.

Коржибский предложил свою не-аристотелеву систему с общей семантикой как способ действия [modus operandi] для постоянного овладения опытом и знаниями, уменьшения энтропии, упорядочивания и само-коррекции на всех уровнях [through and through], поскольку общая семантика, будучи саморефлексивной, предусматривает переформулирование себя и наделяет своих пользователей ответственностью сделать это, ежели возникнет таковая необходимость.

Вышеуказанные размышления привели меня к выводу, что Коржибский не только дерзновенный инноватор, но и блестящей собиратель доступных данных в единую стройную систему. Эта система, будучи интернализована и применяема, может создать более психологически здоровый и процветающий мир, оправдывая называние настоящей книги, Наука и психическое здоровье.

Robert P. Pula.

Сентябрь 1993.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments